ПРИЕМЫ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ СО ЗНАЧЕНИЕМ ЭМОТИВНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ ДЛЯ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА.

Новоселова Марина Александровнa, старший преподаватель кафедры иностранных языков в профессиональной коммуникации, Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, Кострома

Аннотация: В Данной статье раскрываются основные приемы структурносемантического преобразования фразеологических единиц со значением эмотивности, применяемые русскими и советскими писателями (Э. Успенский, В. Бианки, С. Маршак, Г.В. Александрова, В. Драгунский) в художественной литературе для младшего школьного возраста. Произведения данных авторов входят в рекомендованный круг детского чтения в начальной школе. За основу анализа мы взяли классификацию преобразований фразеологических единиц, предложенную А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко в их совместной работе «Фразеологизмы в русской речи: Словарь». Разграничиваются два основных типа структурносемантических преобразований ФЕ: преобразования, не приводящие к нарушению тождества ФЕ; преобразования, в результате которых возникают окказиональные (индивидуальноавторские) фразеологизмы или слова.

Abstract: This article reveals main methods of phrasebooks structural-semantic conversation used by Russian and Soviet writers(Uspensky E., Bianky V., Marshak S., Alexandrova G.V., V. Dragunsky) in the literary texts for primary school age. Works of these authors are included in the recommended circle of children’s reading at the primary school.  We took the classification  of idiom transformation proposed by A.M. Melerovich and V.M. Mokienko in their book “Idioms in Russian Speech. Dictionary.”  Two main types of structural-semantic conversation are differentiated: conversions, not resulting in a loss of identity; transformations, which are resulted in individualauthorial idioms.

Ключевые слова: фразеологический оборот; структурно-семантические преобразования; трансформации фразеологических единиц; дополнительный семантический  оттенок; эмоции;  детская художественная литература.

Key words: Russian phrasebook, structural-semantic conversion, idiom transformations, additional semantic nuance, emotions, children’s literature.

В центре научных интересов лингвистов, а в особенности исследователей эмотиологии, находятся такие проблемы, как проблема номинации эмоций средствами языка, проблема изучения тексто-образующего потенциала эмоций, проблема типологии эмотивных знаков.

Эмоции имеют двоякий способ обнаружения в языке. Во-первых, они проявляются в языке как эмоциональное сопровождение, эмоциональная окраска, возникающая в результате прорыва в речь говорящего его эмоционального состояния в виде эмоциональных оценок. Во-вторых, эмоции отражаются языковыми знаками как объективно существующая реальность, подобно любой другой конкретно наблюдаемой реальности.

Попытки классификации и систематизации лексики с семантикой чувств и эмоций в русистике начинаются с работ Л.М. Васильева, Е.В. Мыльниковой, продолжаются в работах Ю.Д. Апресяна, Л.Г. Бабенко, В.И. Шаховского и авторов «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» (О.ю. Богуславская, М.Я. Гловинская, Т.В. Крылова, И.Б. Левонтина, Е.В. Урысон) и др. В результате разных классификаций исследователи пришли к выводу, что «диффузность границ эмоций и чувств не позволяет создать их исчерпывающую классификацию и тем самым является основой для целостного представления в лингвистике в качестве формы отражения отношения человека к предметам и явлениям окружающего мира, способа оценки их личностной значимости для него» (Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка). [1, с. 68].

Предполагается, что в сознании человека эмоции (эмоциональные состояния) существуют как образные представления в виде определенных когнитивных схем, репрезентирующих базовые эмоциональные ситуации. Когда человек описывает свои переживания или переживания других, образные когнитивные сценарии эмоций активизируются и реализуются в лексике и фразеологии.

В связи с различными взглядами на определение и основные признаки ФЕ состав фразеологии русского языка многие ученые определяют по-разному. Одни включают сюда пословицы, поговорки, присловья, крылатые слова (по Н.М. Шанскому − фразеологические выражения, или, в современных исследованиях, паремии), афоризмы, различные описательные и аналитические обороты речи, составные термины и т. д.; другие оставляют эти лексико-синтаксические структуры за пределами фразеологии (А.И.Молотков, С.И.Ожегов, В.В.Виноградов).

Мы придерживаемся широкого подхода при отборе и анализе фразеологических единиц, обозначающих те или иные эмоции, чувства человека (ребенка) и признаем определяющими такие признаки ФЕ, как относительная устойчивость структурно-семантического состава (не исключая варианты и трансформации), воспроизводимость, эмоционально-экспрессивная маркированность, метафоричность, образность.

Изучение индивидуально-авторских преобразований фразеологических единиц необходимо для выявления особенностей их функционирования и тенденций развития. Описание трансформаций фразеологизмов имеет значение для выявления объективных закономерностей развития общеязыковой фразеологической системы.

А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко предложили наиболее рациональный подход к классификации преобразований фразеологических единиц в своей книге «Фразеологизмы в русской речи: Словарь» [2, с. 35].

Структурно-семантические преобразования ФЕ представляют собой смысловые преобразования, сопряженные с изменением лексического состава и/или грамматической формы ФЕ.

Разграничивают два основных типа структурно-семантических преобразований ФЕ:

  1. Преобразования, не приводящие к нарушению тождества ФЕ;
  2. Преобразования, в результате которых возникают окказиональные (индивидуально-авторские) фразеологизмы или слова.

В результате структурно-семантических преобразований первого типа создаются различные индивидуально-авторские употребления ФЕ, конкретизирующие и развивающие смысловое содержание, усиливающие экспрессивность, видоизменяющие эмотивно-оценочный план в пределах тождества ФЕ.

Приведем примеры употреблений приемов структурно-семантического преобразования ФЕ, извлеченных из детской художественной литературы (Э. Успенский, В. Бианки, В. Драгунский,  С. Маршак, Г.В. Александрова).  Среди преобразований первого типа в исследуемых текстах нами выявлены следующие типы преобразований ФЕ:

  1. Дифференциация внутренних и внешних морфологических преобразований ФЕ.

а) Внешние морфологические преобразования ФЕ – нормативные видоизменения

грамматической формы компонентов ФЕ в пределах морфологической парадигмы.

«Расшумелся первый класс

И бушует целый час…

Тут учительница пенья

Просто вышла из терпенья…» (С. Маршак. Рассказы в стихах) [3, с. 12].

В контексте используется ФЕ выйти (выходить) из терпенья в значении «не сдерживаясь, приходить в крайне раздражённое состояние» [4, с. 80].

В данном примере дифференцируются внешние морфологические преобразования ФЕ.

б) Внутренняя морфологическая трансформация ФЕ – изменения грамматической формы ФЕ, не входящие в разряд нормативных реализаций членов морфологической парадигмы ФЕ, выражающие семантику индивидуальных употреблений ФЕ.

«Мне не хочется быть белым вороном, как говорили наши предки. Я хочу подвергнуться морским испытаниям наравне со всеми». (В. Шефнер. Лачуга должника) [2, с. 135].

В контексте используется ФЕ белая ворона в значении «человек, резко отличающийся от окружающих, выделяющийся чем-либо необычным для них; непонятный, кажущийся странным» [2, с. 135].

Переход женского рода существительного в мужской (белая воронабелый ворон) усиливает желание героя не быть отличным от остальных персонажей произведения.

Внешние морфологические преобразования ФЕ являются наиболее частыми, в наименьшей мере способными отражать своеобразие употребления ФЕ в тексте.

  1. Использование отдельных компонентов, выражающих элементы фразеологического значения: «-Ой, Кузенька! – изумилась Наташа – Сколько же у тебя друзей! – Сколько друзей — то? Скажу, да погожу, ответил Кузька, ерзая на горячей батарее, и добавил: — Кабы я блином был, мне бы в самый раз на этой печурке доспеть, подрумяниться. Он поглядел вниз и вздохнул: Давно бы отсюда ушел, да шесток больно высок, до полу лететь далеко, а ухватиться не за что. Наташа поскорей пересадила бедняжку на подоконник.» (Г.В. Александрова. Домовенок Кузька) [5, с. 18] ФЕ знай сверчок свой шесток (всяк сверчок знай свой шесток) – человек с ограниченными возможностями должен знать свое место, вести себя соответственно своим возможностям, своему скромному положению. [2, с. 639] Автор сокращает пословицу до одного слова шесток, но при этом значение паремии не утеряно. Слово шесток, употребленное вне ФЕ, выражает элемент значения ФЕ, в составе которого оно употребляется.
  2. Народно-этимологическое переоформление ФЕ. Переосмысление внутренней формы ФЕ на основе народной этимологии может приводить к изменению материальной формы фразеологизма.

«− Знаешь, ты кто такой? – говорит Матроскин. – Ты – «пролетарий всех стран, соединяйтесь». Пролетал по жизни, как бабочка, и не заработал ничего» (Э. Успенский. Тетя дяди Федора, или Побег из Простоквашино) [6, с. 85]

Устойчивое сочетание пролетарии всех стран, соединяйтесь – выражение из «Манифеста Коммунистической партии» [7, с. 286] В данном контексте  выражение употребляется в ироническом смысле, в следующем предложении появляется игра слов (пролетарий-пролетал), автор объединяет эти слова на основе близости звучания, меняя смысл оригинального выражения ( так как значение слова пролетарий – «наемный рабочий, лишенный средств производства»; пролетать (пролететь) – 1. Летя, передвинуться на какое-либо расстояние; 2. Летя, миновать что-либо; 3. Быстро проехать, пройти, миновать (разг.); 4. Мелькнуть, пронестись (разг.) [8, с.614]. В данном примере этот оборот употреблен с иронией и сарказмом.

Среди преобразований второго типа (преобразования, в результате которых возникают окказиональные ФЕ, слова и авторские афоризмы) выделяют следующие трансформации:

  1. Окказиональные слова, образованные на базе ФЕ:

«Еще когда я был маленький, мне подарили трехколесный велосипед. И я на нем выучился ездить. Сразу сел и поехал, нисколько не боясь, как будто всю жизнь ездил на велосипедах.

Мама сказала: — Смотри, какой он способный к спорту. А папа сказал: -Сидит довольно обезьяновато…» (Драгунский В. Денискины рассказы) [9, с. 34]

ФЕ вести себя (как обезьяна) как, каким образом – поступать каким-либо образом, иметь то или иное поведение, манеры. [8, с.76 ]. Автор сравнивает с большой иронией поведение мальчика при езде на велосипеде  с  естественными повадками обезьяны.

  1. Окказиональные ФЕ, образованные по структурно-семантическим моделям синонимичных ФЕ.

«Кот Матроскин уперся и говорит, глядя в землю:

− Не будем.

− Будем, − говорит тетя.

− Не будем, − говорит Матроскин.

Видно, что коса на камень наехала. Или бензиновая пила «Дружба» на гвоздь» (Э. Успенский. Тетя дяди Федора, или Побег из Простоквашино) [6, с. 23].

ФЕ (нашла) коса на камень (разг., экспресс.) – столкнулись непримиримые стороны, различные взгляды, интересы, характеры. [4, с.333].

Автор подвергает ФЕ структурно-семантическим преобразованиям (замена компонента нашла на компонент наехала + синтаксическая инверсия (нашла) коса на каменькоса на камень наехала), придавая ей шутливый оттенок значения, а второе предложение, организованное по модели первого, усиливает юмористический оттенок, создаваемый словами автора.

  1. Контаминация ФЕ (объединение частей двух или более ФЕ, в результате которого может возникнуть новая ФЕ).

«Обмерла Береговушка, − сердце камнем упало. Отшатнулась, взвилась над лесом да стремглав, без оглядки наутек!» (В. Бианки. Лесные домишки) [10, с. 9]

ФЕ камень на сердце (разг., экспрес.) – кто-либо испытывает тяжелое, гнетущее чувство.

ФЕ сердце упало (падает) (прост.) – кто-либо почувствовал внезапный испуг, страх, приступ отчаяния.

В результате объединения двух ФЕ создан оборот, который более эмоционально выражает состояние глубокого страха у героя данного художественного произведения.

«Серый кот подошел к хозяйке то ли поласкаться, то ли показать, где прячутся непрошенные гости. Яга и на него рявкнула:

Надоел хуже собаки! Зачем чужих из дому выпускаешь?» (Г.В. Александрова. Домовенок Кузька) [5, с. 68].

ФЕ надоесть хуже горькой редьки; надоело (мило) как собаке редька (прост.) – очень сильно, невыносимо надоесть кому-либо [4, с. 325].  .

В данном примере также использован прием контаминации.

  1. Окказиональные ФЕ, возникающие на основе определенных литературных сюжетов.

«– Как? – закричал артист-медведь. — Еще плясать? Я сегодня уже пять раз плясал. Хватит с меня!… Что они там, все с ума посходили?… Ну, что ж, старая кляча, пойдем пахать своего Шекспира!» [9, с. 125].

ФЕ (и) мы пахали! (разг., иронич.) – говорится о человеке, внесшем ничтожный вклад в общее дело, но хвастающемся своим участием. По басне Эзопа, переведенной на русский язык И.Дмитриевым, где лягушка, сидевшая во время пахоты на спине вола, в ответ на вопрос, что они делали, гордо ответила: «Мы пахали!» [4, с. 385].

  1. Образование авторских афоризмов.

«Пиши дальше: не любит копить деньги и продавать молоко на рынке.

− И я не люблю, − говорит Шарик.

− Ты можешь не любить. Ты у нас пролетарий всех стран. Всю жизнь пролетал. Ты у нас не Шарик, ты у нас – Шариков» (Э. Успенский. Любимая девочка дяди Федора) [11, с. 28].

В составе таких афоризмов обычно актуализируется не только семантика, но и звуковая форма фразеологических единиц языка.

Изучив материал художественных текстов для младшего школьного возраста, мы пришли к выводу, что наиболее продуктивными способами структурно-семантической трансформации ФЕ со значением эмотивности являются следующие: внешние морфологические преобразования ФЕ; использование отдельных компонентов, выражающих элементы фразеологического значения; контаминация ФЕ.

В результате фразеологического новаторства писателей возникают оригинальные словесные образы, в основе которых лежат «обыгранные» устойчивые выражения. Творческая обработка фразеологизмов придает им новую экспрессивную окраску, усиливая их выразительность. За счет качественного изменения исходных фразеологизмов создается сложная образность. Измененные фразеологизмы сохраняют все достоинства – яркость, афористичность, ритмико-мелодическую упорядоченность.

Выразительный эффект, привносимый фразеологизмом, существенно преобразуется, если автор обыгрывает буквальный смысл его компонентов, изменяет его лексический состав, включает его в новые, необычные для него сочетания. Семантико-стилистические особенности фразеологических единиц делают их активным средством языковой выразительности.

Список использованных источников:

  1. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка.-М.: Едиториал УРСС, 2009.- 208с.
  2. Мелерович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи: словарь. − М.: Русские словари, 1997. − 864с.
  3. Маршак С. Рассказы в стихах. − М.: Детская литература, 1975. – 125с.
  4. Фразеологический словарь русского языка / ред. А.И. Молотков. − М.: Советская энциклопедия, 1968. – 543 с.
  5. Александрова Г.В. Домовенок Кузька. − М.: Самовар 1990, 2004. – 112 с.
  6. Успенский Э. Тетя дяди Федора или побег из Простоквашино. − М.: ООО «Теремок 97», 2006. – 98 с.
  7. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова .- М.: Художественная литература, 1987.- 527с.
  8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка:80000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук. Институт русского языка В.В. Виноградова.- 4-е изд., дополненное. – М.: Азбуковник, 1999. – 944 стр.
  9. Драгунский В. Денискины рассказы. – М.: Астрель: АСТ, 2010.-175с.
  10. Бианки В. Лесные домишки. − Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд., 1988. − 32с.
  11. Успенский Э. Любимая девочка дяди Федора. − М.: ООО «Теремок 97», 2003. – 105 с.

Post a comment

Book your tickets