ДВОЙСТВЕННАЯ ПРИРОДА КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА: ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИКИ И ПРАВА

Дьяченко Юлия Владимировна, кандидат политических наук, доцент, Саратовская государственная юридическая академия, Саратов

Аннотация: В статье рассматривается конституционализм как общественное явление, характеризующееся взаимодействием и взаимовлиянием политики и права как важных сфер общества. Исследуется воздействие политических институтов и процессов на принятие и функционирование конституции с одной стороны, а также определение границ осуществления политических процессов в рамках Основного закона с другой. На основе изучения теоретической базы, представленной в трудах отдельных авторов, сформулирован вывод о необходимости двойственности проявлений конституционализма для наиболее эффективного функционирования современных стран и построения в них правового государства.

Abstract: The article examines constitutionalism as a social phenomenon, characterized by the interaction and interference of politics and law, as important sectors of society. We investigate the impact of political institutions and processes in the acceptance and operation of the constitution on the one hand, and the definition of the boundaries of the political process in the framework of the Basic Law on the other. On the basis of the theoretical framework presented in the works of individual authors formulated a conclusion about the necessity of duality manifestations of constitutionalism for the most efficient operation of modern countries and build in them the rule of law.

Ключевые слова: конституционализм, конституция, политика, право, взаимодействие, двойственность

Keywords: constitutionalism, constitution, politics, law, interaction, duality

Современный этап разработки теории конституционализма характеризуется повышенным вниманием российских и зарубежных авторов к проблеме выявления специфики данного явления как неотъемлемой составляющей общественного устройства современных государств, его особенностей и характерных признаков. Каждый исследователь, опираясь на общепринятые формулировки, старается дать свой расширенный вариант понимания категории конституционализма и на этой основе выявить его соотношение с рядом элементов, определяющих его функциональное значение.

Многие исследователи определяют конституционализм не просто как систему правовых институтов или как отдельное государство «во главе» с Основным законом, а как составную часть целой общественной системы, находящейся во взаимодействии с другими ее частями посредством связующих «нитей». Исходя из этого, в каждой отдельной сфере общественного бытия он играет определенную роль и оказывает на нее непосредственное влияние.

Конституция имеет двоякую природу: политическую и правовую. Именно взаимодействие Основного закона с данными сферами жизни общества осуществляется наиболее функционально. Причем, данный процесс является двусторонним, поскольку он предполагает не только прямое, но и обратное воздействие институтов друг на друга. Другими словами, оказывая влияние на политическую и правовую систему страны, Конституция как документ, обладающий высшей юридической силой, сама, в свою очередь, подвергается их обратному воздействию.

Взаимодействие конституционализма и политики проявляется в разных моментах. Прежде всего, политические отношения как таковые являются одной из важнейших составных частей конституционного регулирования. Конституционные нормы задают юридические границы политическому процессу и закрепляют основы политической системы общества. Именно Конституция определяет распределение властных полномочий в государственном аппарате, выявляет степень их взаимовлияния и ответственность перед населением. Кроме того, она создает политические и правовые права и свободы граждан государства, закрепляет и охраняет политическую, социальную, духовную власти.

Через государственные рычаги и непосредственно политическая система участвует в выработке и принятии Основного закона государства, способствует реализации заложенных в нем государственно-правовых характеристик и его адаптации к изменяющемуся миру, а также осуществляет контроль и обеспечивает гарантии соблюдения конституционных положений.

В самой Конституции воплощается определенная политика государства, стремление разработчиков проекта закрепить те или иные принципы и политические ценности. Можно вспомнить, что в истории конституционного развития России Основной закон не раз выступал инструментом политики государства. Показательной в данном случае выступает Первая советская конституция 1918 г. (Конституция РСФСР), которая закрепила победу пролетариата и беднейшего крестьянства после Октябрьской революции и активно использовалась большевиками как средство политической борьбы с социальными слоями и классами, не разделявшими идеалы социалистического строительства. Не случайно советский правовой идеолог 20-х годов П.И. Стучка назвал ее «конституцией гражданской войны», так как она открыто выражала интересы населения в вопросе принадлежности и реализации основных гражданских и политических прав и свобод [1, с.10].

Огромная роль Конституции в политической жизни общества привела к тому, что в современной теории все чаще применяется понятие политической конституции. В нем заложено особое видение политического сообщества, в рамках которого обеспечивается согласованное взаимодействие граждан и власти и действует политическое соглашение о правилах поведения в политической сфере [2, с.45-47]. В таком законе с помощью норм, содержащихся в нем, а также в актах, созданных на его основе, объединяется, в конечном счете, вся сеть политических институтов, связей и отношений, существующих между ними, система политико-правовых ценностей и проч.

Наряду с политической спецификой конституционализма, выделяется еще одна – правовая. Ряд авторов определяют конституционность государства как его связанность правом, а непосредственно Основной закон – «надлежащей формой основополагающего узаконения правового характера организации и функционирования власти в ее отношениях с субъектами гражданского общества» [3, с.126].

Конституция выступает сводом принципов, объединяющих законы общепризнанными нормами международного права. Кроме того, она создает иерархию правовых норм, где конституционные правоположения имеют высший приоритет. В Основном законе находят свое выражение признаваемые государством правовые идеалы и ценности, отступление от которых в сфере законодательства или подзаконного нормативного регулирования недопустимо.

Многие современные исследователи определяют Конституцию как особый юридический документ, как «правовой акт, принимаемый и изменяемый в усложненном порядке, обладающий в современных условиях особым объектом регулирования, высшей юридической силой и являющийся юридической базой для правотворчества. правоприменения и правосознания» [4, с.39]. Иными словами, именно конституционный акт наиболее полно выражает идею права, сформулированную в виде системы норм юридического характера (он не фиксирует конкретные правоотношения, а устанавливает нормы-принципы, нормы гарантии и т.д.). Отсюда и приоритет Конституции по отношению к остальным властным установкам, поскольку она не только провозглашена основным законом, но и является «чистым выражением права» [3, с.130].

В середине 80-х годов хх в. государствовед И.М. Степанов, отмечая взаимосвязь Конституции, политики и права, высказал мысль, что обе ипостаси конституционализма (политическая и правовая) должны быть «сбалансированы во внутреннее согласованное единство» [5, с.38]. С одной стороны, конституционный процесс предполагает поэтапное совершенствование политической системы за счет обогащения практики принятия законов, создания новых политических институтов, а также формирования правового конституционного сознания общества. С другой, – он служит сдерживающим началом, предохраняющим власть от необдуманных политических решений и потерявших свою актуальность социальных норм.

Зарубежные авторы, рассматривая современный конституционализм с точки зрения юриспруденции, также отмечают его прямую связь с политической сферой общественной жизни и выделяют его многогранность. Французский политолог и правовед жан – люк Шабо пишет о конституционализме как о течении, выходящем за рамки юридической технологии и кроющихся за ней политических реальностей. его теория содержит два главных положения. Первое из них сводится к тому, что в области политики предпочтительно применение писаного права. Необходимо добиться того, чтобы «политика была бы подчинена правовой норме, причем норме, известной всем, устойчивой, публичного характера и фиксированной в жесткой писанной Конституции» [6, с.51-52]. Именно такое требование всеобщего знания правовой нормы благодаря ее обнародованию и является основой конституционного государства.

В соответствии со вторым, более специфическим пониманием содержания термина, Шабо обосновывал, что конституционализм стремится добиться свобод путем прояснения отношений не только между правителями и управляемыми, но и среди самих властвующих. Понимание этого, считает мыслитель, исходит из человеческого разума, который «должен освещать мир политических отношений и поведения, вписанных в сеть всех социальных связей» [6, с. 52].

Конституция, как верховная юридическая норма, несет в себе различные свободы, в том числе и свободу как таковую. Она представляет собой «запечатленный разум», который должен уничтожить все общественные бедствия. Законодатель должен придать своими руками политической материи форму, которая обладает скорее признаками математики, нежели социального организма. Именно это и поможет в избавлении от «бедствий мира». Однако, сталкиваясь с реальностью, оказывается очевидным, что Закон не обладает приписываемыми ему достоинствами – он не преобразует общество и не освобождает людей от социальных и личных бед.

Подводя итог своим рассуждениям, автор делает вывод, что с учетом «физического сложения» народа или нации, Конституция – это «юридическое воплощение руководящей глобальным обществом системы, которая выполняет двойную миссию координации и программирования ради общего блага» [6, с.53].

На сегодняшний день поиск оптимального сочетания политики и права в конституционализме – это постоянно обновляемый процесс становления и развития любого государства, и в первую очередь демократического. Их взаимодействие позволяет соблюдать конституционные ограничения субъектами политической деятельности и политических отношений. Кроме того, конституционализм должен изучать политические вопросы, поскольку это позволяет понять мотивы принятия Конституции в целом или отдельных конституционных поправок, оно может служить объяснением или оправданием конституционно регламентированных действий органов государства и должностных лиц. В целом политические вопросы высвечивают спорные и проблемные области конституционно-правового развития, способствуют формированию конституционной политики государства в пределах юридически установленного нормативного каркаса взаимоотношений личности, общества, государства.

В своем развитии конституционализм проходил стадии спада и возрождения, однако по-прежнему является важнейшим фактором развития современных государств вне зависимости от политических режимов и правового развития. его политико-правовая система выступает как условие построения правового государства во всех странах мира в целом. В подтверждение этих слов можно отметить работы исследователей, в которых конституционализм изучается как совокупность базовых для государства и общества политических и правовых идей и принципов нового времени, в результате чего осуществляется его взаимосвязь с современным пониманием демократии.

Профессор юриспруденции Университета Нью-йорка Р. Дворкин в статье «Конституционализм и демократия» указывает на неразрывную связь этих двух категорий. Он обсуждает взаимодействие закона и юриспруденции с одной стороны и моральной и политической теории с другой [7, р. 3].

Конституционализм он определяет как систему, которая устанавливает индивидуальные юридические права, в отношении которых доминирующий законодательный орган не обладает властью лишать их юридического действия или компрометировать. Исходя из этого, он выступает все более популярным политическим явлением, поскольку любая «правильная» правовая система должна включать конституционную защиту индивидуальных прав. Однако автор полагает, что это создает определенные трудности, так как ставит демократию под угрозу. если конституция запрещает законодательной власти принимать закон, ограничивающий какие-либо свободы, то это ограничивает демократическое право большинства иметь такой закон, какой оно хочет. Тем не менее, такие противоречия еще больше говорят о непосредственной связи этих двух явлений современной политической жизни общества.

Проведя анализ двух основных аспектов функционирования конституционализма, можно сделать вывод, что в последние десятилетия Конституцию перестают воспринимать в качестве простой юридической формулировки или политической декларации. Все больше граждан обращают внимание на ее ценностную значимость, многогранность и видят в ней основного гаранта реализации всех государственных принципов. Именно взаимодействие и взаимовлияние политики и права, которыми характеризуется конституционализм, определяют легитимность и эффективность реализации главных принципов системы государственного правления, что в свою очередь способствует еще более успешному и планомерному построению правового государства в любой стране мира.

Список использованных источников:

  1. Стучка П.И. Двенадцать лет революции государства и права // Революция права. 1929. №6. С. 3-10.
  2. Кравец А.В. Сущность конституций и конституционный процесс: Динамика социальнополитического содержания российских конституций // Правоведение. 2012. №2 (241). С. 43-57.
  3. Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М.: Наука, 2008. 140 с.
  4. хабриева Т.я., Чиркин В.е. Теория современной конституции. М.: Норма, 2007. 320 с.
  5. Степанов И.М. Конституция и политика. М.: Наука, 1984. 173 с.
  6. Шабо ж.-л. Конституция и конституционализм: анализ понятий // Полис. 2008. №6. С.50-54.
  7. Dworkin R. Constitutionalism and Democracy // European Journal of Philosophy. 2005. Vol.3. №1. Р. 2-11.

Post a comment

Book your tickets